Quick search
Advanced search
Reset all
All news

Узбекистан: Гражданские свободы по-прежнему серьезно ограничены, протесты в Каракалпакстане подавляются насильственными методами, блогеры и активисты становятся объектами преследований

Full text is also available in
en
ru
uz
Узбекистан: Гражданские свободы по-прежнему серьезно ограничены, протесты в Каракалпакстане подавляются насильственными методами, блогеры и активисты становятся объектами преследований
Photo by Matthew Goulding / CC BY 2.0
Узбекистан: Гражданские свободы по-прежнему серьезно ограничены, протесты в Каракалпакстане подавляются насильственными методами, блогеры и активисты становятся объектами преследований
Photo by Matthew Goulding / CC BY 2.0
In partnership with:

Этот специальный бюллетень, подготовленный для CIVICUS Monitor Международным партнерством по правам человека (МППЧ) и Ассоциацией “Права человека в Центральной Азии»”, содержит обзор основных событий, произошедших в Узбекистане с 1 ноября 2021 года по 30 сентября 2022 года и затрагивает права граждан на свободу выражения мнений, на свободу объединений и мирных собраний.


Бюллетень на английском и узбекском языках.


20 июня 2022 года президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, представил проект поправок в Конституцию Узбекистана и предложил провести общенациональный референдум по этим поправкам. Наблюдатели и активисты гражданского общества выразили обеспокоенность тем, что предложенные поправки не предусматривают ограничения полномочий президента и позволят президенту Мирзиёеву потенциально оставаться у власти на протяжении еще двух семилетних сроков — до 2040 года.

Предложенные поправки также вызвали недовольство в Республике Каракалпакстан, расположенной на западе Узбекистана, поскольку они отменяют статус суверенного государства и право выхода из состава Узбекистана. После общественного резонанса и резонной критики предложенных поправок блогерами, журналистами и активистами в Каракалпакстане, недовольство населения возросло, и люди собрались на акции протеста в Нукусе и в других городах Каракалпакстана.

Согласно имеющимся данным, власти жестоко подавили демонстрацию, применив силу. По официальным данным во время протестов погибло 21 человек, в их числе 17 гражданских лиц и 4 сотрудника правоохранительных органов. Тем не менее, по сообщениям СМИ, к вечеру 2 июля 2022 года в Республиканском научном центре экстренной медицинской помощи находилось не менее 77 человек.

Отсутствует информация о поступивших в другие медицинские учреждения. Свидетели сообщают по меньшей мере о 20 погибших. Власти стали задерживать журналистов, блогеров и активистов, которые по их утверждению инициировали акции протестов.

На данный момент права граждан на выражение мнений, на участие в мирных собраниях и на свободу ассоциаций остаются крайне ограниченными на территории Узбекистана: преследования и запугивания журналистов и блогеров продолжаются, как и давление правительства на СМИ, в том числе на небольшое количество независимых СМИ, которые имеют возможность работать внутри страны. Блогеры, критикующие власть, подвергаются особому риску.

Несмотря на некоторые, казалось бы, позитивные шаги властей по расширению возможностей гражданского общества, такие как принятие «Концепции развития гражданского общества на 2021–2025  годы», есть опасения в связи с непрозрачностью таких законопроектов, и на практике организации гражданского общества (ОГО) продолжают сталкиваться с серьезными проблемами — особенно при получении обязательной государственной регистрации. В июне 2022 года новые правила, принятые Кабинетом министров, предусматривают обязательный государственный надзор за реализацией проектов, финансируемых зарубежными спонсорами, и угрожают еще больше ограничить деятельность правозащитных организаций внутри страны.

Реализация чрезмерно широкого и нечетко выраженных норм в национальном законодательстве, допускающего несоразмерные наказания за распространение «ложной информации», и продолжение применения положений уголовного кодекса о диффамации приводят к ограничению свободы слова как в онлайн-, так и в офлайн-режиме. Такое действующее законодательство позволяет властям блокировать веб-сайты, нарушающие международные стандарты защиты свободы слова, что происходит регулярно.

Конституционные поправки

В мае 2022 года на совместном заседании Сената и Законодательной палаты парламента была создана Комиссия по конституционной реформе, которой было поручено разработать проект конституционного законопроекта о внесении изменений в Конституцию Узбекистана. Председателем Комиссии был назначен Акмаль Саидов, первый вице-спикер нижней палаты парламента. В состав комиссии также вошли депутаты, сенаторы, представители всех регионов Узбекистана, юристы, политологи и другие эксперты — всего 46 человек.

В следующем месяце Комиссия представила законопроект, предлагающий более 200 поправок к 64 статьям Конституции. Президент Мирзиёев обозначил четыре основных приоритета вносимых поправок, один из которых касается прав и свобод личности. Президент предложил в ближайшее время провести общенациональный референдум по предложенным поправкам. По словам президента, более 48 500 предложений о внесении поправок в Конституцию были представлены гражданами в режиме онлайн на общественное рассмотрение.

Согласно действующему законодательству, законопроект должен был быть одобрен пятью зарегистрированными партиями, а затем вынесен на пленарное заседание Законодательной палаты в первом чтении.

Наблюдатели и активисты гражданского общества критиковали проект конституционных поправок за невозможность внести реальные демократические изменения. Широкие полномочия президента оставались нетронутыми. В частности, право назначать всех сотрудников правительства и силовых структур по-прежнему оставалось за президентом, органы прокуратуры и суды в фактическом подчинении главы государства. Проект поправок также содержит спорные положения, которые позволят президенту Мирзиёеву оставаться у власти до 2040 года, поскольку поправки предполагали увеличение президентского срока с пяти до семи лет, при сохранении права избранному президенту оставаться в должности два срока подряд. В то же время, предыдущие отработанные сроки не должны учитываться при вступлении в силу новых положений, в результате чего президент Мирзиёев потенциально может быть переизбран еще на два семилетних срока.

Кроме того, в проекте поправок предлагалось отменить статус суверенного государства Республики Каракалпакстан и ее конституционное право на выход из состава Узбекистана. Эти предложенные поправки вызвали массовые протесты в регионе (подробнее см. в разделе «Мирное собрание»). 2 июля президент Мирзиёев посетил регион и пообещал отозвать предложенные поправки, касающиеся автономии Каракалпакстана.

Кроме того, активисты и правозащитники выразили обеспокоенность тем, что предложенные поправки не вводят никаких конкретных механизмов, обеспечивающих реализацию и соблюдение прав, закрепленных в Конституции. Они отметили, что реальные демократические и правозащитные изменения потребовали бы принятия мер по обеспечению верховенства закона, свободных и справедливых выборов и функционирования оппозиционных партий, независимых правозащитных организаций и действительно свободных СМИ — на практике.

Ассоциация

Функционирование гражданского общества в Узбекистане по-прежнему серьезно ограничено, несмотря на принятие «Концепции развития гражданского общества на 2021-2025 годы» в марте 2021 года и дорожной карты по ее реализации, в которых изложены действия по совершенствованию правовой базы и оказанию поддержки организации гражданского общества (ОГО). Эти документы были приняты без значимого вовлечения гражданского общества и без широких обсуждений с ними, и в них не были рассмотрены вопросы, имеющие ключевое значение, включая трудности, с которыми сталкиваются новые НПО при регистрации в качестве юридических лиц, чрезмерно сложные требования к отчетности, а также необходимость для НПО уведомлять и получать предварительное государственное одобрение перед получением иностранных субсидий или проведением каких-либо мероприятий.

13 июня 2022 года Кабинетом Министров Узбекистана было принято постановление № 328, существенно усиливающее государственный контроль над проектами, реализуемыми НПО, финансируемыми из иностранных источников. Постановление представляет собой еще один национальный правовой механизм, который, по сути, делает официальной уже существующую практику и еще больше усиливает государственный контроль за правозащитной деятельностью. Как показывает опрос узбекских правозащитников и независимых журналистов, за последние пять лет все НПО, обращающиеся за иностранным финансированием, обязаны информировать об этом Министерство юстиции и Службу государственной безопасности.

В соответствии с новым постановлением, НПО, получающие иностранное финансирование, должны уведомить об этом министерство юстиции, после чего заключение министерства иностранных дел может одобрить или не одобрить финансирование и назначить государственное агентство в качестве национального партнера. Это представляет собой прямое вмешательство государства в деятельность НПО. Основания, на которых может быть принято решение об отказе в финансировании, не указаны, а это значит, что министерство юстиции может принимать решения по своему усмотрению.

Кроме того, в дальнейшем НПО обязаны работать в партнерстве с назначенными государством партнерами, которые будут контролировать планирование и реализацию их проектов, давать рекомендации и разрабатывать дорожную карту планирования. НПО должны будут иметь протокол по сотрудничеству с национальным партнером (назначенным представителем государства). Постановление Кабинета Министров противоречит статье 4 («Отношения негосударственных некоммерческих организаций с государственными органами») Закона «О негосударственных некоммерческих организациях», в которой четко сказано, что “государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов негосударственных некоммерческих организаций и создает им равные правовые возможности для участия в общественной жизни. Государство может оказывать поддержку отдельным общественно полезным программам негосударственных некоммерческих организаций. Вмешательство государственных органов и их должностных лиц в деятельность негосударственной некоммерческой организации не допускается, равно как не допускается вмешательство негосударственной некоммерческой организации в деятельность государственных органов и их должностных лиц”. Это еще один пример решения правительства, противоречащего ранее принятым законам. Вмешательство государства в деятельность НПО, особенно через национальные правовые механизмы, приводит к чрезмерному государственному регулированию над проектами и деятельностью НПО.

В постановлении далее говорится, что как министерство юстиции, так и Кабинет министров должны утвердить дорожную карту проектов на сумму 55 000 долларов США.

Такое развитие событий может еще больше подорвать независимость гражданского общества в Узбекистане и помешать любым действительно независимым правозащитным организациям выполнять важные функции мониторинга и критического диалога с властями страны.

Кроме того, активисты и отдельные лица, которые открыто критикуют чиновников и информируют общественность о нарушениях прав человека, часто исключаются из программ государственного сотрудничества. Например, независимым активистам, таким как Татьяна Довлатова, Клара Сахарова, Азиз Юсупов и Агзам Тургунов, которые регулярно посещают тюрьмы, не разрешили участвовать вместе с другими членами групп гражданского общества в посещениях пенитенциарных учреждений, проводимых офисом Омбудсмена.

Кроме того, процесс регистрации новых НПО по-прежнему сопряжен с трудностями, особенно для тех организаций, которые занимаются защитой прав человека. Некоторым независимым НПО неоднократно отказывали в регистрации по причинам, которые кажутся политически мотивированными.

Например, правозащитник и бывший политзаключенный Агзам Тургунов безуспешно пытался зарегистрировать свою правозащитную общественную организацию «Дом прав человека». С 2019 года минюст десять раз отказал в регистрации этой организации на основании якобы незначительных технических ошибок в заявке. Однако Тургунов и его адвокат утверждают, что они подготовили необходимые документы в соответствии с рекомендациями, полученными во время встреч с представителями министерства юстиции, и в соответствии с письменными процессуальными инструкциями. Ситуация не улучшилась даже после того, как представители Европейского союза во время ежегодного Диалога ЕС-Узбекистан по правам человека в июне 2021 года выразили серьезную озабоченность по поводу препятствий, с которыми сталкиваются НПО в отношении получения регистрации.

На основании президентского указа в марте 2022 года при Национальном центре по правам человека (НЦПЧ) был создан информационный центр «Дом прав человека». Таким образом, эта государственная структура получила то же название, что и НПО, которое Агзам Тургунов пытается зарегистрировать, что вызывает обеспокоенность правозащитного сообщества. В задачи государственного Дома прав человека вошло систематизирование академической и правовой базы по правам человека и публикация учебной и иной информации на узбекском языке.

Правозащитник Николай Кунгуров в октябре 2021 года инициировал судебный иск против Акмаля Саидова, главы НЦПЧ, на основании процессуального бездействия в связи с решением правозащитного ведомства ООН по поводу отказа властей в регистрации его НПО. Н. Кунгуров безуспешно пытался зарегистрировать НПО «Демократия и право» с июня 2003 года. После того как национальные средства правовой защиты были исчерпаны, в 2006 году была направлена жалоба в Комитет ООН по правам человека. Комитет по правам человека опубликовал свое мнение в сентябре 2011 года, заключив, что отказ властей Узбекистана зарегистрировать «Демократию и закон» нарушает права г-на Н. Кунгурова на создание общественных объединений и свободу слова. В соответствии с законодательством Узбекистана, НЦПЧ должен был представить мнение правозащитного органа ООН на рассмотрение Верховного суда. По словам Н. Кунгурова, бездействие руководителя НЦПЧ означало то, что этого сделано не было.

27 сентября 2022 года независимый журналист и бывший политзаключенный Азиз Юсупов был арестован в Фергане (Узбекистан), незадолго до того, как он должен был посетить конференцию по человеческому измерению в Варшаве, организованную польским председательством ОБСЕ при поддержке Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). Его арест, по всей видимости, был направлен на то, чтобы помешать ему принять участие в этом крупном мероприятии по правам человека. Юсупов был задержан после вызова в отделение милиции в Фергане на востоке Узбекистана 25 сентября 2022 года после того, как он подал заявление на получение польской визы для поездки на вышеупомянутую конференцию. Юсупов подал заявление на визу в посольство Польши 23 сентября, используя приглашение, выданное ему БДИПЧ. Через два дня после его задержания Ферганский уголовный суд санкционировал его предварительное заключение на три месяца по обвинению в хранении наркотиков — преступление, которое предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет в соответствии со статьей 276(1) Уголовного кодекса. Юсупов отрицает обвинения, и многие наблюдатели за соблюдением прав человека считают, что они были сфабрикованы с целью наказать Юсупова за правозащитную деятельность, в частности, учитывая, схожесть с более ранними политически мотивированными обвинениями, выдвинутыми против него.

В 2016 году Юсупов был арестован и несправедливо приговорен к восьми годам лишения свободы за якобы хранение наркотиков по делу, предположительно возбужденному властями с целью оказания давления на его брата, независимого журналиста Фарруха Юсупова (Юсуфия), работающего на Радио «Свободная Европа». «Радио Свобода» и неоднократно выступало против властей Узбекистана. Юсупова пытали в местах заключения, а единственным доказательством его вины было его письменное признание вины, которое он подписал под давлением. Многие правозащитные группы признали его политическим заключенным. Благодаря международному давлению он был освобожден из тюрьмы условно-досрочно в феврале 2019 года из-за плохого состояния здоровья. Выйдя на свободу, он был вынужден пройти несколько курсов лечения. После освобождения Юсупов участвовал в мониторинге положения заключенных в Узбекистане.

Мирное собрание

Ограничения в проведении акций протестов

Проведение общественных акций протестов в Узбекистане остается редким явлением, поскольку наказания и риски для протестующих высоки. Однако несмотря на риск задержания и штрафов, которым подвергаются участники акций протеста, время от времени протесты происходят, как правило, в ответ на несправедливые и неправомерные судебные решения или иные действия государственных органов, или в ответ на дефицит товаров первой необходимости, или снос домов по распоряжению властей.

Вот несколько случаев, связанных с нарушением прав на свободу мирных собраний за отчетный период:

  • 27 декабря 2021 года около 50 фермеров в Букинском районе Ташкентской области на востоке Узбекистана мирно протестовали против отсутствия государственной финансовой поддержки. Акция протеста была проведена без необходимого предварительного согласования с властями, поскольку заместитель главы района по вопросам сельского хозяйства не дал разрешение на проведение мероприятия. Однако акция протеста прошла без вмешательства властей.
  • 01 марта 2022 года Ленур Исаев планировал провести пикет у посольства России в Ташкенте в знак протеста против военной агрессии России в Украине. Он подготовил плакаты с такими лозунгами, как «Да накажет Аллах Россию — остановите российскую агрессию» и «Узбекистан и Крым — турецкие земли». Он сообщил властям о своих планах, но в итоге его пикет не состоялся. 02 марта 2022 года Исаев был принудительно помещен в Ташкентскую областную психиатрическую больницу на несколько часов по приказу начальника Чирчикского РУВД. По имеющимся данным, эти распоряжения были отданы из-за его запланированной акции протеста у посольства и подготовленных им плакатов. После этого Исаев вступил в юридическую борьбу, чтобы отстоять свое право на свободу мирных собраний и выражение мнений и доказать, что он психически здоров. Однако, он не смог найти адвоката, который согласился бы представлять его интересы.
  • 09 мая 2022 года активисты Анвар Назир и Маазам Ибрагимова провели День памяти детей-жертв войны на Украине в пригороде Ташкента. Их поддержали другие активисты и украинцы, проживающие в Узбекистане. 15 марта 2022 года сотрудники Мирзо-Улугбекского РОВД задержали Анвара Назира и удерживали его в течение нескольких часов, прежде чем отпустить. Правозащитники сообщают, что давление на него продолжается на момент написания статьи, но о давлении на Ибрагимову после 09 мая не сообщалось.

Массовые протесты в Каракалпакстане

Массовые протесты в Узбекистане не проходили уже долгое время, что отражает наличие в стране ограничительных условий для реализации свободы мирных собраний и выражения мнений.

Однако после оглашения президентом предложенных поправок к Конституции, которые затрагивали автономный статус Каракалпакстана (см. выше), 20 июня 2022 года в Каракалпакской области вспыхнули массовые протесты. Тысячи людей собрались в Нукусе и других городах западного региона между 01 и 02 июля 2022 года, чтобы мирно выразить свое недовольство предложенными поправками. По сообщениям, вечером 01 июля 2022 года власти разогнали протестующих, используя водомет, резиновые пули, шумовые гранаты и дымовые шашки. Также поступили неподтвержденные сообщения о том, что несколько человек были убиты сотрудниками правоохранительных органов во время разгона. 02 июля власти вновь разогнали людей, собравшихся на акцию протеста в Нукусе. Видеоматериалы, распространяемые в социальных сетях, на которых запечатлены кадры протестов в Нукусе, показывают множество людей, лежащих на асфальте, которые, судя по всему, мертвы или тяжело ранены.

В тот же день власти объявили о «попытке захвата власти» в Нукусе. Президент Мирзиёев, прилетевший в Нукус и выступивший перед областным парламентом, пообещал учесть мнение местного населения и подтвердил право Каракалпакстана на выход из состава Узбекистана. Однако на следующий день он предупредил, что призывы к сепаратизму и беспорядкам недопустимы, и заявил, что виновные будут наказаны. Он ввел чрезвычайное положение в Каракалпакстане до 02 августа 2022 года, что позволило властям ввести комендантский час и другие ограничения, такие как ограничение въезда и выезда из Каракалпакстана. 04.07.2022 в ходе совместного брифинга Генпрокуратуры и Нацгвардии, который состоялся в Агентстве информации и массовых коммуникаций, было объявлено, что в связи с протестами погибли 18 человек и 243 получили ранения, в том числе 38 сотрудников правоохранительных органов. На момент написания статьи власти не обнародовали имена убитых. Согласно негосударственным источникам, среди убитых при разгоне демонстраций 01 и 02 июля были протестующие Сабир Бакиров, Байрам Калимбетов, Азамат Курбанов, Муратбек Пирназаров и Султан Есемуратов.

Официальные данные показывают, что по состоянию на 04 июля 2022 года в связи с протестами было задержано 516 человек. По словам главы пресс-службы Национальной гвардии Даврона Жуманазарова, задержанные “находились под следствием, причем большинство из них подверглись административным взысканиям и были освобождены из-под стражи”. На том же брифинге он призвал жителей Каракалпакстана соблюдать чрезвычайное положение и не выходить на улицу “без причины” и не верить информации, распространяемой различными неправительственными источниками.

31 августа 2022 года сообщалось, что 34 протестующих остались под домашним арестом, а 14 задержанным предъявлено обвинение по статье 159 («Посягательство на конституционный строй»), в их числе известный адвокат и журналист Даулетмурат Тажимуратов и Азамат Турданов, известный спортсмен и региональный вице-президент Ассоциации самбо Узбекистана. Лолагуль Каллыханова, журналист и редактор популярного каракалпакского новостного сайта makan.uz (см. ниже), также была задержана по подозрению в нарушении общественной безопасности. 05 августа 2022 года в Интернете появился список задержанных с именами 331 человека, однако официальных данных о задержанных на сегодняшний день нет. После подавления массовых протестов власти, как утверждается, продолжали преследовать и задерживать людей, которых подозревали в том, что они играли ведущую роль в протестах. По неподтвержденным данным, некоторые из задержанных были убиты без суда и следствия, тела убитых, представители правоохранительных органов вывезли, чтобы скрыть следы преступлений. 04 июля поступили неподтвержденные сообщения о том, что в городе Чимбай к северу от Нукуса силы безопасности расстреляли шесть человек. Неправительственные источники из Каракалпакстана сообщили 06 июля 2022 года, что как минимум 64 человека числятся пропавшими без вести, и их местонахождение неизвестно. Большинство из них были жителями городов Нукус, Ходжейли и Чимбай.

В других сообщениях говорилось, что 02 июля 2022 года власти задержали десятки людей, которые направлялись в Нукус из разных городов, чтобы помешать им присоединиться к протестам.

08 июля 2022 года Генеральная прокуратура опубликовала публичное заявление, в котором говорилось, что по факту массовых беспорядков в Каракалпакстане начато расследование по части 4 статьи 159 (“посягательство на конституционный строй”) и 14 человек были помещены под стражу до начала судебного разбирательства.

Закон об организации и проведении общественных собраний

На момент составления статьи нет информации о принятии законопроекта «Об общественных собраниях». Законопроект, автором которого является Министерство внутренних дел, был опубликован на правительственном портале 18 августа 2020 года на период общественного рассмотрения, который истек 02 сентября 2020 года. По данным государственного портала, было зарегистрировано 191 предложение.

В самом последнем проекте, опубликованном в открытом доступе, говорится, что закон “основан на принципах приоритета прав, свобод и законных интересов граждан» и в тех случаях, когда «международно-правовые акты устанавливают иные нормы, чем те, которые закреплены законодательством Республики Узбекистан, применяются нормы международных правовых актов». Однако правозащитники обеспокоены тем, что законопроект не соответствует международным стандартам в отношении права на свободу мирных собраний. Они считают некоторые положения особенно проблематичными, такие как требование подавать заявку на получение разрешения на проведение митинга, собрания или демонстрации по крайней мере за 30 рабочих дней до предполагаемого мероприятия. (Пункт 2 статьи 8). Кроме того, собрания могут проводиться только в местах, определенных властями (статья 10), и только в будние дни с 10.00 до 17.00 (статья 11). В последний раз проект рассматривался 02 сентября 2020 года. Никакой дополнительной информации о его принятии с тех пор не последовало.

Свобода слова

Климат для свободы слова в Узбекистане остается репрессивным, поскольку власти применяют ограничительное законодательство, поддерживают жесткий контроль над средствами массовой информации, преследуют оппозиционных журналистов и блогеров, а также ограничивают доступ к сети Интернет. За последние два года AHRCA зафиксировала более 200 случаев нарушения свободы слова в ходе мониторинга ситуации в стране. В Мировом индексе свободы прессы 2022, опубликованном организацией «Репортеры без границ» (RSF), Узбекистан занял 133 место из 180. В прошлогоднем рейтинге страна занимала 157 место из 180.

Неясные формулировки закона угрожают свободе слова

Как сообщалось ранее на CIVCUS Monitor, в соответствии с поправками к Закону об информатизации, принятыми в марте 2021 года, владельцы онлайн-ресурсов обязаны следить за тем, чтобы эти ресурсы не использовались для распространения «заведомо ложной» информации, «порочащей» информации или другой информации, которая определяется как недопустимая на основании расплывчатых формулировок. Неспособность незамедлительно удалить такую информацию приводит к ограничению доступа к соответствующим онлайн-ресурсам. Распространение «ложной» информации, а также клевета и оскорбление, в том числе в Интернете, также являются уголовными преступлениями. Хотя клевета и оскорбление больше не наказываются лишением свободы, тогда как оскорбление президента является уголовно наказуемым преступлением и карается лишением свободы на срок до пяти лет, а распространение «ложной» информации о COVID-19 и других инфекционных заболеваниях карается лишением свободы на срок до трех лет.

Ограничения доступа к интернет-ресурсам

Практика блокировки веб-сайтов продолжает применяться. Международная миссия по наблюдению за выборами, осуществлявшая мониторинг президентских выборов в октябре 2021 года под руководством Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), выявила более 60 сайтов местных и международных СМИ, служб и правозащитных организаций, которые были недоступны во время президентской избирательной кампании.

В начале ноября 2021 года государственный орган по надзору за телекоммуникациями ограничил доступ к Facebook, Instagram, YouTube, Telegram и другим платформам социальных сетей и мессенджеров, обвинив их в том, что они не обеспечивают хранение данных пользователей на серверах, расположенных в Узбекистане, что является требованием, введенным законом, принятым в январе 2021 года. Это вызвало взрыв возмущения, в результате чего глава агентства был уволен, а доступ к платформам восстановлен. Однако Twitter, TikTok и некоторые другие платформы, доступ к которым ранее был ограничен на тех же основаниях, согласно имеющимся данным, остаются недоступными.

С 27 июня 2022 года в Каракалпакстане после того, как блогеры, журналисты и активисты выразили свое недовольство предложенными конституционными поправками, интернет-услуги были приостановлены или работали с перебоями. Это затруднило получение и подтверждение данных о происходящих событиях.

Независимое интернет-издание “Газета.uz”, как сообщается, подверглось “атаке троллей” после критики проекта продления президентского срока, включенного в число предлагаемых поправок к Конституции 25 июня 2022 года. Вследствие чего издание было вынуждено удалить две статьи со своего сайта. 05 июля 2022 года несколько важных статей, касающихся событий в Каракалпакстане, были на некоторое время удалены с сайта издания. На момент написания статьи доступ к этим статьям был восстановлен.

По данным правозащитников, с 16 июня 2022 года кибератакам подверглось одно из немногих независимых узбекских интернет-СМИ – “Азиатерра“. Это привело к тому, что сайт стал недоступен для пользователей внутри страны, и его владелец Алексей Волосевич был вынужден временно закрыть сайт. Кибератаки начались вскоре после того, как издание опубликовало материал о коррупционных обвинениях в адрес бывшего пресс-секретаря президента Комила Алламжонова. В сюжете рассказывается о статье Сергея Ежкова, основателя и журналиста сайта «Узметроном», в которой он утверждал, что Алламжонов был причастен к операции по контрабанде драгоценностей на миллион долларов, бенефициаром которой была дочь президента. Из-за этой статьи Алламжонов подал на Ежкова иск о защите чести и достоинства. Многие активисты гражданского общества считают, что между волной кибератак и публикацией статьи существует связь. Мобильное приложение веб-сайта Asiaterra до сих пор не восстановлено, что создает трудности с доступом для читателей издания, которые часто используют свои мобильные телефоны для выхода в Интернет.

После получения жалоб о якобы оскорбительном контенте на сайте, со страницы “Азиатерры” в Facebook было удалено более 200 постов (подобная картина наблюдается и в других странах, где тролли злоупотребляют механизмами подачи жалоб в Facebook для обеспечения удаления неудобной для властей информации). Волосевич подал жалобу в Facebook, и впоследствии публикации были восстановлены. Вскоре после этого с его личного аккаунта в Facebook были удалены 54 поста, содержащие сотни критических комментариев читателей “Азиатерры”. Удаление повторилось через несколько дней: Facebook снова удалил сотни постов с сайта, которые были восстановлены после подачи еще одного заявления.

Оказание давления на блогеров

Ведение блога о коррумпированности, а так же затрагивание чувствительных, по мнению властей, вопросов, является опасным в Узбекистане. Наш мониторинг показывает, что за последние два года более 20 ведущих блогеров подверглись давлению со стороны властей из-за своей критики государственных органов и должностных лиц.

Оппозиционные блогеры стали в очередной раз объектом преследования в нескольких недавних случаях.

21 января 2022 года Мирабадский уголовный суд признал Миразиза Базарова виновным в клевете (по статье 139 Уголовного кодекса) и приговорил его к трем годам лишения свободы. Во время судебного процесса, который состоялся 20 января 2022 года, журналисты не были допущены в зал суда после предъявления судом дополнительного, необъявленного ранее требования об отрицательном тесте на ПЦР COVID-19. Кроме того, по словам адвоката блогера, не позволялось вести видео- и аудиозаписи.

Будучи активным и известным блогером, М. Базаров неоднократно критиковал власти, в том числе за отсутствие прозрачности и общественного контроля над использованием правительством кредитов, полученных на борьбу с COVID-19, и применение двойных стандартов официальными лицами по отношению к представителям ЛГБТКВИ+.

Согласно предыдущим обновлениям, 28 марта 2021 года, перед тем как М. Базарову было предъявлено обвинение в клевете, на него было совершено физическое нападение людьми в масках на улице в Ташкенте, в результате чего он получил травмы, для лечения которых ему потребовалась госпитализация. Милиция начала расследование нападения, но есть сомнения в беспристрастности и эффективности этого расследования. М. Базаров ранее получал угрозы насильственного характера в сети Интернет, за которые так никто и не был привлечен к ответственности.

Еще одним тревожным случаем является дело блогера открыто религиозных взглядов Фазылходжи Арифходжаева. В январе 2022 года Алмазарский районный суд Ташкента признал блогера виновным в “подготовке, хранении, распространении или демонстрации материалов, угрожающих общественной безопасности и общественному порядку” (по статье 244-1 Уголовного кодекса) и приговорил его к семи годам и шести месяцам лишения свободы за пост в Facebook, касающийся того, уместно ли мусульманам поздравлять немусульман с их религиозными праздниками.

Ф. Арифходжаев был первоначально задержан в июне 2021 года по обвинению в мелком хулиганстве (по статье 183 Кодекса об административных правонарушениях) после перепалки с провластным блогером. Однако он не был освобожден после отбытия 15-дневного срока задержания, а вместо этого против него было возбуждено уголовное дело. В ведомстве органов внутренних дел утверждают, что у него был обнаружен “телефонный материал сомнительного религиозного характера”, предназначенный для распространения. Human Rights Watch сообщила, что Ф. Арифходжаев подвергался жестокому обращению и не получал медицинской помощи в местах лишения свободы. Организация заявила, что уголовное дело против Ф. Арифходжаева является необоснованным, и потребовала его освобождения.

Критика или предполагаемая критика властей, особенно президента, в социальных сетях остается опасным делом для блогеров. 03 февраля 2022 года блогер Собиржон Бабаниязов был приговорен к трем годам лишения свободы за якобы оскорбление президента Шавката Мирзиёева в социальных сетях. Аналогичным образом блогер Валиджон Калонов был заключен в тюрьму после якобы оскорбления президента в прессе, а 23 декабря 2021 года Джизакский уголовный суд постановил поместить его в психиатрическую больницу для принудительного психиатрического лечения. Люди, знающие В. Калонова, утверждают, что не знают о наличии у него какого-либо психического заболевания и что нет никаких достоверных доказательств этого, что указывает на то, что В. Калонова поместили в психиатрическую больницу в отместку за то, что он воспользовался своим правом на свободу слова.

Еще одним случаем, иллюстрирующим характер преследования блогеров в Узбекистане, является дело правозащитницы и блогера Наргизы Абдиевой. Н. Абдиева из Сурхандарьинской области, в декабре 2021 года она сообщила «Радио Озодлик», что неоднократно подвергалась преследованиям и что силовики оказывают давление на нее и окружающих ее людей. Она размещает на YouTube видеоролики, в которых обсуждает социальные вопросы и проблемы, с которыми сталкиваются местные жители – например, о проблемах, связанных с поставками питьевой воды, электричества, газа и др. Это произошло после того, как Н. Абдиева подала заявление в правоохранительные органы на своего начальника – за домогательства, и в отношении нее было возбуждено уголовное дело, при этом никаких мер в отношении начальника принято не было. С тех пор она несколько раз подвергалась преследованиям со стороны правоохранительных органов и сил госбезопасности, которые обыскивали ее дом и угрожали ей. Обращения Н. Абдиевой в прокуратуру и аппарат президента не получили никакого ответа, и блогер подвергается серьезному давлению за свою открытую критику местных властей.

02 марта 2022 года активисты гражданского общества вместе с известным экономистом и блогером Юлием Юсуповым и политологом Анваром Назиром, а также некоторыми депутатами узбекского парламента посетили посольство Украины в Ташкенте. 15 марта 2022 года Анвара Назира вызвали в отделение внутренних дел для допроса; впоследствии в его доме был произведен обыск и конфискованы его ноутбук и мобильный телефон, которые по состоянию на конец сентября 2022 года так и не были возвращены. Некоторые офицеры предположительно угрожали ему расправой. После того, как А. Назир обратился за поддержкой к делегации ЕС и посольству США в Ташкенте, давление на него уменьшилось, но изъятое имущество до сих пор ему не возвращено.

30 марта 2022 года Верховный суд Узбекистана оставил в силе прошлогодний приговор суда, приговорившего блогера Отабека Сатторий к 6,5 годам лишения свободы по обвинению в “клевете” и “вымогательстве” (статьи 139 и 165 Уголовного кодекса). Существуют заслуживающие доверия утверждения о том, что обвинения против О. Сатторий были сфабрикованы, чтобы наказать его за мирное осуществление своего права на свободу выражения мнений после того, как блогер неоднократно обвинял представителей местных властей в коррупции на своих каналах Telegram и YouTube. Первоначальные обвинения против О. Сатторий связаны с сообщением об акте провокации в декабре 2020 года, в результате которого он был задержан по обвинению в вымогательстве. Впоследствии против него были выдвинуты дополнительные обвинения на основании жалоб лиц, которых он ранее обвинял в коррупции. О. Сатторий был осужден в результате несправедливого судебного разбирательства, в ходе которого не было представлено никаких доказательств его вины, и суд не принял во внимание заявления защиты, в том числе заявления О. Сатторий о том, что он подвергался пыткам и жестокому обращению в предварительном заключении, что условия его содержания под стражей оказали отрицательное влияние на его здоровье и что его семье не разрешили передать ему лекарства, необходимые для лечения инфекций мочевого пузыря и почек. Сообщается, что с момента его ареста его семья находилась под наблюдением спецслужб.

С 28 июля 2021 года О. Сатторий отбывает наказание в исправительной колонии. Состояние его здоровья ухудшается. МППЧ, AHRCA и партнеры призвали власти Узбекистана немедленно и безоговорочно освободить О. Сатторий и оперативно оказать ему соответствующую медицинскую помощь.

02 мая 2022 года организация Freedom Now подала петицию в Рабочую группу ООН по произвольным задержаниям от имени О. Сатторий, ссылаясь на то, что его задержание является прямым нарушением его прав на свободу слова, согласно национальному и международному законодательству.

Блогеры и активисты подвергаются преследованиям в Каракалпакстане

По имеющейся данным, ряд блоггеров и активистов, критиковавших предложенные конституционные поправки, обнародованные в июне 2022 года, и участвовавших в протестах в Каракалпакстане, подверглись преследованиям и задержаниям.

26 июня 2022 года каракалпакстанский блогер Курал Раметов опубликовал критические комментарии в социальных сетях. Вскоре после этого сотрудники правоохранительных органов задержали его на рабочем месте. По данным неправительственных источников, сотрудники полиции пытали его, в том числе применяли электрические разряды, а затем бросили его где-то в Нукусе совершенно голым. Он смог добраться до дома, но, как сообщалось, позднее в тот же день был вновь арестован и переведен в соседнюю Хорезмскую область. Его жена и другие родственники также были задержаны.

Журналист и активистка Лалагуль Каллыханова, редактор популярного каракалпакского новостного сайта makan.uz, как сообщается, была задержана в конце июня или начале июля 2022 года после публичной критики предложенных конституционных поправок. 08 июля 2022 года Генеральная прокуратура выступила с публичным заявлением о том, что Лалагуль Каллыханова задержана по подозрению в посягательстве на общественную безопасность. Сообщается, что Лолагуль Каллыхановой предъявлено обвинение в посягательстве на общественную безопасность.

Ограничение свободы СМИ: журналисты находятся под угрозой

Преследование журналистов остается серьезной проблемой в Узбекистане. С начала 2022 года было зафиксировано не менее 20 фактов нападения на журналистов. Описанные ниже случаи свидетельствуют об этом.

03 ноября 2021 года пресс-служба Верховного суда сообщила в Telegram, что три журналиста сайта Effect.uz – Элёрбек Таджибаев, Акбар Нуримбетов и Хамиджон Ахмедов – были признаны Кашкадарьинским областным судом виновными во вмешательстве в следствие. Журналисты были привлечены к ответственности после того, как в январе 2021 года на YouTube-канале издания была опубликована видеозапись судебного процесса над бизнесменом Икромом Худояровым, которому предъявлялись обвинения в мошенничестве. На видео был запечатлен конфликт между судьей, подсудимыми и журналистами, в результате которого судья постановил удалить журналистов из зала суда. Трое журналистов были обвинены в “оскорблении судьи и судебных приставов, неподчинении официальному приказу покинуть зал суда и распространении недостоверной информации о властях” посредством публикации видео. Сообщается, что Элиорбек Тадзгиваев был приговорен к трем годам лишения свободы в колонии-поселении, а Акбар Нуримбетов и Хамиджон Ахмедов были приговорены к условным срокам – три года, и два года и шесть месяцев соответственно.

В январе 2022 года Анастасия Павленко, заместитель главного редактора самаркандской газеты “Вестник” и администратор инициативной группы в социальной сети “Спасем Самарканд”, была привлечена к ответственности за публикацию статьи о сносе дома Павла Бенькова, основателя станковой живописи в Узбекистане, внесенного в список объектов культурного наследия. Против Павленко были выдвинуты обвинения по четырем статьям Административного кодекса (ст. 41 (“Оскорбление”), 45 (“Нарушение неприкосновенности жилища граждан”), 46 (“Разглашение информации, которая может причинить моральный или материальный ущерб гражданину”) и 202-2 (“Распространение ложной информации”)).

18 января 2022 года городской уголовный суд Самарканда признал А. Павленко виновной в клевете и назначил штраф в размере 530 долларов США. По словам А. Павленко, судебный процесс проходил с нарушениями процессуальных норм, включая отказ в праве на эффективную защиту, так как суд отклонил все ее ходатайства. Кроме того, судебный процесс проходил на узбекском языке, которым А. Павленко не владеет, суд не предоставил ей переводчика. В феврале 2022 года в апелляционной инстанции решение было оставлено в силе, после чего А. Павленко подала кассационную жалобу. В апреле 2022 года Верховный суд отменил все предыдущие решения, указав на отсутствие надлежащего судебного расследования вменяемых преступлений, и направил дело на дополнительное расследование.

Главный редактор новостного издания “Рост24” Анора Садикова заявила, что была вынуждена удалить статью о бизнесмене Джахонгире Усманове из-за угроз и давления. В статье утверждалось, что несколько компаний Д. Усманова совершили финансовые преступления. Имя Джахонгира Усманова (сына бывшего вице-премьера) также фигурирует в так называемых Pandora Papers, которые называют одной из крупнейших утечек финансовых документов.

Журналисту-эмигранту и основателю “Узметронома” Сергею Ежкову грозит крупный штраф, обязательные общественные работы или ограничение свободы на три года после публикации статьи о незаконном ввозе ювелирных изделий, которому якобы способствовал Комил Алламжонов – глава попечительского совета Общественного фонда поддержки и развития национальных СМИ. После подачи искового заявления К. Алламжоновым было возбуждено дело против Ежкова за клевету (статья 139 Уголовного кодекса). 68-летний журналист, у которого слабое здоровье, в настоящее время находится под домашним арестом.

01 июля 2022 года Даулетмурат Тажимуратов, известный каракалпакстанский юрист, журналист и бывший редактор газеты “Эл хызметинде” (“На службе народу”), выступил перед сторонниками после молитвы в Нукусской мечети. Он сообщил, что обратился в Парламент Каракалпакстана и попросил разрешения на проведение митинга перед зданием Парламента 05 июля 2022 года, чтобы привлечь внимание к конституционным правам каракалпакстанцев. По словам гражданских активистов, власти Каракалпакстана дали ему соответствующее разрешение, но позже в тот же день Д. Тажимуратов был арестован. Известие об аресте Д. Тажимуратова вывело на улицы еще больше людей.

Д. Тажимуратов был освобожден из-под стражи через несколько часов и, по данным СМИ, вновь появился вечером 01 июля 2022 года на акции протеста в Нукусе, где он и председатель парламента Республики Каракалпакстан Мурат Камалов выступили перед демонстрантами. Местные очевидцы заявили, что демонстрация была мирной, а войска спецназа присутствовали, но не вмешивались. Затем Д. Тажимуратов и М. Камалов вошли в Жокаргы Кенес, высший представительный и законодательный орган Республики Каракалпакстан, а протестующие остались ждать снаружи.

В тот вечер, когда Д. Тажимуратов вернулся к себе домой, возле дома собрались десятки его сторонников. На следующий день рано утром, около 3 часов, по сообщениям, сотрудники сил безопасности ворвались в его дом и вновь арестовали Д. Тажимуратова. Местонахождение жены и детей Д. Тажимуратова в настоящее время неизвестно. По данным неправительственных источников, в ходе операции были убиты около 35 жителей Нукуса, стоявших возле дома Д. Тажимуратова. Более подробная информация об обстоятельствах их гибели неизвестна. Один из погибших был назван Даулетмуратом Жиемуратовым, имена остальных в настоящее время неизвестны.

По данным неправительственных источников, Д. Тажимуратову впоследствии было предъявлено обвинение в “посягательстве на конституционный строй” (статья 159 часть 4 Уголовного кодекса Узбекистана). Есть утверждения, что в местах лишения свободы он подвергался физическому насилию. По неподтвержденным данным, он был переведен в медицинское учреждение в соседней Хорезмской области для лечения полученных травм и находится в реанимации в критическом состоянии. 08 июля Генеральная прокуратура подтвердила, что в отношении Д. Тажимуратова было возбуждено уголовное дело.

Countries

Uzbekistan: the latest news

More news
Гражданское пространство в Центральной Азии под угрозой: ключевые тенденции

Гражданское пространство в Центральной Азии под угрозой: ключевые тенденции

Briefing on key civic space trends in Central Asia
Правозащитные организации призывают президента Европейского совета потребовать ответственности за нарушения прав человека во время его визита в Центральную Азию

Правозащитные организации призывают президента Европейского совета потребовать ответственности за нарушения прав человека во время его визита в Центральную Азию

Центральная Азия: правозащитники призывают высокопоставленного чиновника ЕС поднять во время визита ключевые вопросы по правам человека

Центральная Азия: правозащитники призывают высокопоставленного чиновника ЕС поднять во время визита ключевые вопросы по правам человека

Subscribe to our updates

Please select the topic(s) on which you wish tor receive news/updates from us
Type of information you wish to receive
Copied!