Пора изменить ход событий и прекратить репрессии гражданского общества в Центральной Азии

Photo: MrX_EaE / CC BY

Мы, нижеподписавшиеся НПО по правам человека[i], крайне обеспокоены серьезным и ухудшающимся положением гражданского общества в Центральной Азии и призываем прекратить репрессии против тех, кто выступает за права человека, справедливость и принципы правового государства в странах региона.

Несмотря на то, что правительство Туркменистана обязалось обеспечить необходимые условия для развития гражданского общества[ii], власти по-прежнему жестко контролируют распространение информации, подавляют любое инакомыслие и не дают независимым правозащитным группам работать в стране. После того, как прошлой осенью скончался правивший Узбекистаном много лет президент Ислам Каримов, было освобождено несколько критиков власти. Однако никаких признаков существенного улучшения условий для гражданского общества не наблюдается и, возможности для правозащитной деятельности в стране по-прежнему серьезно ограничены. В последнее время обстановка в Казахстане, Таджикистане и Кыргызстане резко ухудшилась, при этом власти этих стран оправдывают меры по ограничению свободы слова и других фундаментальных прав необходимостью защиты национальной стабильности и безопасности. Это привело к сужению пространства для гражданского общества в упомянутых трех странах.

На фоне затянувшегося экономического спада, недавних и предстоящих выборов, а также международных мероприятий, запланированных к проведению в регионе,[iii] власти стран Центральной Азии стали еще больше опасаться критики и менее терпимо относиться к тем, кто привлекает внимание к недостаткам политического курса государств, в частности, в социальных сетях и на других интернет-площадках.

В каждой из пяти стран Центральной Азии сложилась своя ситуация, но есть общие тенденции в регионе, которые вызывают беспокойство.[iv] К их числу относятся:

  • Законодательство, которое существенно ограничивает права на свободу выражения, объединений и мирных собраний вопреки международным стандартам.
  • Чрезмерные меры по надзору, проверке и наказанию за нарушения, которым подвергаются НПО, в частности, те, что финансируются из-за рубежа.
  • Отказ в регистрации и закрытие по решению суда независимых НПО, профсоюзов, политических партий и СМИ за предполагаемое несоблюдение ими технических требований.
  • Дискредитация и стигматизация защитников демократии и прав человека со стороны представителей власти, общественных деятелей, ГОНГО и про-правительственных СМИ.
  • Произвольная блокировка новостных сайтов и социальных сетей, отслеживание спецслужбами пользователей социальных сетей, вызовы на допрос, предупреждения и даже уголовные преследования тех, кто размещает критические замечания в адрес представителей властей.
  • Давление на действующие в регионе независимые СМИ, подача против них и отдельных журналистов исков «о защите чести и достоинства» должностными лицами и общественными деятелями с требованиями крупных материальных компенсаций в ответ на критические публикации.
  • Предпринимаемые властями меры в целях недопущения мирных акций протестов, разгоны таких акций, задержание и наказание их участников, а также непривлечение к ответственности представителей правоохранительных органов за чрезмерное применение силы к протестующим.
  • Преследование гражданских активистов, правозащитников, адвокатов, журналистов, блогеров, профсоюзных лидеров и диссидентов, в том числе посредством слежки, ограничений свободы передвижения, вызовов на допросы в правоохранительные органы, незаконных задержаний, принудительного психиатрического лечения, уголовного преследования по обвинениям в «экстремизме», в разжигании «розни», в распространении «заведомо ложной» информации, в хранении запрещенных веществ, в совершении экономических и других преступлений, а также лишение свободы на основе таких обвинений в результате  несправедливых и политически мотивированных судебных процессов.
  • Запугивание правозащитников в изгнании, вынужденно эмигрировавших из своих стран, а также их родственников и коллег, продолжающих проживать в регионе.

Недавние события привели к еще большей незащищенности представителей гражданского общества в Центральной Азии, им стало значительно труднее отстаивать права человека и помогать тем, чьи права были нарушены. В текущих условиях невозможен прогресс ни по развитию гражданского общества, ни по усилению участия, подотчетности и прозрачности в государственных делах.

Мы призываем власти региона принять конкретные и эффективные меры по расширению, а не ограничению пространства для гражданского общества. Вместо того чтобы рассматривать деятельность гражданского общества как угрозу, власти должны содействовать его роли в продвижении и защите прав человека.

Мы выражаем солидарность с теми, кто находится за решеткой в странах региона из-за того, что они воспользовались своими фундаментальными свободами, защищенными национальными законами и международными договорами, и призываем к правосудию в отношении их. Власти региона должны освободить всех гражданских активистов, правозащитников, адвокатов, профсоюзных лидеров, журналистов, блогеров и всех других лиц, задержанных и осужденных за их профессиональную деятельность и гражданскую активность. (См. ниже примеры недавних дел)

Мы хотели бы также воспользоваться этой возможностью, чтобы выразить нашу солидарность с сотнями журналистов, правозащитников, других задержанных полицией и подвергнутых жестокому обращению в ходе подавления недавних мирных акций протеста в России и Беларуси. Власти этих стран должны незамедлительно освободить всех, кто все еще находится в заключении за то, что участвовал в этих мирных акциях протеста, вел мониторинг или репортажи оттуда.

Мы призываем международное сообщество и впредь поддерживать гражданское общество в Центральной Азии и других странах бывшего Советского Союза, и использовать все доступные средства для того, чтобы добиться освобождения лиц, которых несправедливо лишили свободы; отмены ограничительных законов; и также проведения полноценных реформ по улучшению условий для свободного выражений мнений и деятельности гражданского общества в странах региона.

Подписано следующими организациями:

Общественный Фонд «Хартия за права человека» (Казахстан)
Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности (Казахстан)
Международный Фонд защиты свободы слова «Адил Соз» (Казахстан)
Офис гражданских свобод (Таджикистан)
ОО «Центр по правам человека» (Таджикистан)
Общественный Фонд «Нота Бене» (Таджикистан)
Общественный Фонд «Голос свлбоды» (Кыргызстан)
Международное партнерство по правам человека (Бельгия)
Туркменская инициатива по правам человека (Австрия)
Правозащитное движение «Бир Дуйно Кыргызстан» (Кыргызстан)
Центр по защите прав человека «Кылым Шамы» (Кыргызстан)
ОЮЛ Союз кризисных центров в Казахстане (Казахстан)
Общественный Фонд «Хартия за права человека» (Казахстан)

***

Ниже приведен ряд недавних дел, связанных с задержанием и лишением свободы гражданских активистов, правозащитников, профсоюзных лидеров, адвокатов и журналистов в Центральной Азии (список далеко не полный):

Казахстан: Независимый журналист Жанболат Мамай находится в предварительном заключении по сфабрикованному обвинению в отмывании денег. Местные профсоюзные лидеры Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов были арестованы по обвинению в уголовных преступлениях в январе 2017 года после участия в голодовке, объявленной против ликвидации Конфедерации независимых профсоюзов Республики Казахстан (КНПРК); отдельное дело о присвоении и растрате профсоюзных средств возбуждено против председателя КНПРК Ларисы Харьковой. Гражданские активисты Макс Бокаев и Талгат Аян были приговорены к пяти годам лишения свободы в ноябре 2016 года из-за своего участия в протестах против земельной реформы, а председатель Союза журналистов Казахстана и глава Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев и руководитель информационного агентства КазТАГ Асет Матаев оказались в тюрьме по обвинениям в экономических преступлениях после несправедливого суда, который состоялся в октябре 2016 года. Правозащитник Вадим Курамшин отбывает 12-летнее наказание по обвинению в вымогательстве в отместку за свою правозащитную деятельность, а в отношении правозащитника Александра Харламова возбуждено новое дело по возбуждению религиозной розни из-за его книги о религии и атеизме.

Кыргызстан: Правозащитник Азимжан Аскаров остается за решеткой после завершения в январе 2017 года процесса по повторному рассмотрению его уголовного дела. Чуйский областной суд снова признал его виновным и оставил его пожизненный приговор в силе, несмотря на то, что не было представлено никаких достоверных доказательств его предполагаемой роли в убийстве сотрудника милиции во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана в июне 2010 года. Год назад Комитет ООН по правам человека установил, что Аскарова произвольно задержали, пытали и лишили права на справедливое судебное разбирательство, и призвал немедленно освободить его и полностью отменить первичный обвинительный приговор.[v] Однако этого не произошло. Во время процесса по повторному рассмотрению его дела суд отклонил заключение Комитета о нарушениях, допущенных в ходе первого расследования и судебного разбирательства. Правозащитницы Азиза Абдрасулова и Толейкан Исмаилова подвергались запугиванию, травле  и давлению в связи со своей борьбой за справедливость для Аскарова и других жертв неправосудия. Против ряда независимых журналистов и СМИ действующим президентом поданы многомиллионные иски о «защите чести и достоинства».

Таджикистан: После закрытого судебного слушания адвокаты Бузургмехр Ёров и Нуриддин Махкамов, которые представляли интересы членов запрещенной оппозиционной Партии исламского возрождения Таджикистана, были приговорены в октябре 2016 года к 21 и 23 годам тюрьмы соответственно по ряду обвинений, в том числе по обвинениям в экстремизме. Международные правозащитные организации выразили серьезную обеспокоенность тем, что приговоры были вынесены адвокатам в отместку за их профессиональную деятельность.[vi] В середине марта 2017 года Ёров получил дополнительный срок в 2 года по обвинению в неуважении к суду во время первого слушания по его делу, когда он процитировал персидского поэта ХI века.[vii] Кроме того, по данным СМИ, против него возбуждено третье уголовное дело по обвинению в мошенничестве.[viii]

Туркменистан: Все, кто критикует политику властей в Туркменистане, рискуют быть подвергнутыми преследованию, в том числе задержанию и тюремному заключению. Особую тревогу вызывают дела двух журналистов. В декабре 2016 года корреспондент туркменской службы «Радио Свобода» Худайберди Аллашов был задержан вместе со своей матерью, его пытали и держали под стражей 2,5 месяца, после чего им обоим дали по три года условного наказания по обвинению в хранении жевательного табака, который официально запрещен (хотя широко используется в стране). Независимый журналист Сапармамед Непескулиев продолжает отбывать трехлетний срок по обвинению в хранении наркотиков, при этом власти утверждают, что он «психически неуравновешен» и не является «профессиональным» журналистом.[ix]

Узбекистан: За последнее время освобождены несколько заключенных, которых посадили за журналистскую и правозащитную деятельность. В их числе правозащитник Бобомурод Раззаков, который был отпущен по состоянию здоровья в октябре 2016 года, журналист Мухаммад Бекжанов, освобожденный в феврале 2017 года после 18 лет тюрьмы, и журналист Джамшид Каримов, отпущенный в марте 2017 года после долгих лет насильственного содержания в психиатрической больнице. Однако множество других правозащитников и журналистов все еще пребывают в тюрьмах по политическим основаниям. Среди них Ганихон Маматханов, Нуриддин Джуманиязов, Фахриддин Тиллаев, Азам Фармонов, Юсуф Рузимурадов (которого осудили вместе с Бекжановым). Правозащитницу Елену Урлаеву в марте 2017 года принудительно поместили в психиатрическую больницу и освободили через три недели, а правозащитнику Шухрату Рустамову по-прежнему грозит подобное лечение после того, как в 2015 году суд посчитал его «невменяемым».

[i] Данное заявление принято организациями, которые участвовали в рабочей встрече НПО в Тбилиси 27-28 марта 2017 года, где обсуждались проблемы гражданского общества в Центральной Азии и определялись стратегии их решения. Рабочая встреча проводилась в рамках проекта «Транснациональная коалиция гражданского общества в поддержку фундаментальных прав в Центральной Азии» при финансовой поддержке Европейского Союза. Организаторы, подготовившие данный документ, несут полную ответственность за его содержание, которое ни при каких обстоятельствах не может считаться отражающим точку зрения Европейского Союза.

[ii] Согласно новой Конституции Туркменистана, принятой в сентябре 2016 года, государство обеспечивает «необходимые условия для развития гражданского общества», и в Национальном плане действий в области прав человека на 2016–2020 годы указано, что власти «создают благоприятные условия для регистрации, работы и развития неправительственных организаций».

[iii] К таким мероприятиям относятся выставка «Экспо 2017», которая пройдет в Казахстане в июне-сентябре 2017 года, и Азиатские игры, проведение которых запланировано в Туркменистане в сентябре 2017 года.

[iv] Более подробно о текущих опасениях, связанных с обстановкой вокруг гражданского общества в каждой стране Центральной Азии, см. в недавних обзорах, опубликованных в рамках международной инициативы «CIVICUS Monitor» по отслеживанию ситуации с развитием гражданского общества, на основании данных, представленных Международным партнерством по правам человека и Казахстанским международным бюро по правам человека и соблюдению законности (http://iphronline.org/threats-civic-space-kazakhstan-20170215.html), фондом Legal Prosperity (http://iphronline.org/kyrgyzstan-current-trends-freedom-association-assembly-20170227.html), общественным фондом Nota Bene (http://iphronline.org/declining-civic-space-tajikistan-20170303.html), Туркменской инициативой по правам человека (http://iphronline.org/turkmenistan-crushing-dissent-ahead-elections-20170210.html) и Ассоциацией прав человека в Центральной Азии (http://iphronline.org/despite-releases-conditions-remain-dire-cs-uzbekistan-20170313.html).

[v] См. решение Комитета ООН по правам человека относительно индивидуальной жалобы, представленной по делу Аскарова: http://tbinternet.ohchr.org/_layouts/treatybodyexternal/Download.aspx?symbolno=CCPR%2FC%2F116%2FD%2F2231%2F2012&Lang=en

[vi] См., например, заявление Международной комиссии юристов, сделанное в ответ на этот вердикт, на сайте https://www.icj.org/wp-content/uploads/2016/10/Tajikistan-Yorov-Makhkamov-news-web-story-2016-RUS.pdf

[vii] См. статью на сайте «Радио Свободная Европа/Радио Свобода» от 16 марта 2017 года http://rus.ozodi.org/a/28372839.html; и статью «Таджикистан продлевает срок заключения юристу, процитировавшему поэта» (на английском) на сайте Eurasianet от 16 марта 2017 года http://www.eurasianet.org/node/82876

[viii] См. предыдущую сноску.

[ix] Такие заявления сделала делегация из Туркменистана во время рассмотрения ситуации в стране Комитетом ООН по правам человека, которое состоялось 8–9 марта 2017 года.